Александр анкваб: важнее всего доброта. отвергаю зависть, злобу и предательство

Александр Анкваб: Важнее всего доброта. Отвергаю зависть, злобу и предательство

Интервью

Интервью президента республики Абхазия газете «Ноев Ковчег»

– Александр Золотинскович, скоро год, как, победив на выборах, Вы заняли пост президента республики. Время подвести первые итоги. Какие первоочередные цели Вы себе ставили, чего удалось достичь и какие проблемы Вас до сих пор волнуют?

– Я с 2005 года принимаю непосредственное участие во всем, что происходит у нас в стране, и всегда стараюсь ставить перед собой реальные задачи. После 26 сентября, после победы на выборах я продолжаю то дело, что и прежде, до признания Абхазии Россией.

Весь минувший год я занимался каждодневной тяжелой работой, старался вникать во все проблемы, которые существуют в стране, дойти до каждого гражданина нашей республики. Моя совесть всегда меня подстегивала, и я старался делать свою работу так, чтобы быть максимально полезным.

Чем живет республика? Я думаю, вы себе отчетливо представляете, что такое послевоенная страна. Хотя уже скоро 20 лет, как она закончилась, мы все, кто живет в Абхазии, и сегодня на себе ощущаем ее последствия. Они, скажу вам прямо, очень тяжелые. И мне как руководителю, и моим коллегам каждый день приходится сталкиваться с ежедневными проблемами каждого жителя Абхазии.

Большое число сел было разрушено. У нас много семей, в войну потерявших кормильца, инвалидов войны, и это не может не сказываться на развитии. Абхазия знает, что такое блокада, особенно после 1996 года, когда за ее пределы не могли выезжать мужчины от 16 до 60 лет. Было очень сложно налаживать какие-либо экономические связи. Мы прошли и этот путь, начинали с того, что все бюджетники работали бесплатно или за несколько буханок хлеба. Несмотря на все усилия прежнего руководства страны, такое положение продолжалось довольно долго.

Когда с сегодняшних позиций оцениваешь последние 5-6 лет, перемены, конечно, заметны. Бюджет вырос, и, несомненно, люди стали лучше жить. Ситуация резко изменилась, мы с уверенностью смотрим в будущее.

– 26 августа 2008 года тогдашний президент России Дмитрий Медведев подписал указ о признании независимости Абхазии. Впрочем, другие страны не поспешили последовать примеру России. После того как Абхазия столько лет добивалась самостоятельности, неужели она меньше достойна признания, чем, к примеру, Косово?

– За прошедшие годы мы видели разное отношение к Абхазии, в том числе и в России. 2008 год был переломным, свершилось то, к чему стремился наш народ, и этот важнейший для нас политический акт – признание – круто изменил нашу новейшую историю. Сегодня Россия – наш стратегический партнер.

То, что нас признали немного стран, совершенно не привносит в нашу позицию неуверенность. Мы никуда не спешим, мы никогда не сравнивали свою политическую судьбу с Косово или с другими странами. Не важно, сколько стран признали нас сегодня, важно то, что мы уверены в завтрашнем дне. У нас есть право быть свободными, и это право у нас отнять никто не может. Да, в мире существуют двойные стандарты, но я уверен, независимость Абхазии признают многие страны мира.

– Так почему же, на Ваш взгляд, мировое сообщество не хочет признать независимость Абхазии, Южной Осетии, Нагорного Карабаха?

– Я встречался со многими дипломатами, аккредитованными в Грузии. Были времена, когда они к нам очень часто ездили. Я тогда тоже часто задавал себе этот вопрос и спрашивал у них: а чем мы хуже? Честных ответов я не получил ни от кого. Да, дипломаты исполняют волю своих правительств, а те имеют интересы в нашем регионе. И эти интересы стоят очень часто выше норм права, в том числе права на самоопределение.

– В феврале 2012 года на Вас было совершено покушение. Раскрыто ли это преступление? Кому мешает нынешний президент Абхазии?

– Преступление раскрыто, группа лиц задержана, другие объявлены в розыск, идет следствие, и достаточно активно. Чтобы завтра меня не могли упрекнуть в том, что я своими комментариями вмешиваюсь в ход следствия, ограничусь этой информацией. Кому мешаю? Наверное, кого-то не устраивает стабильность, кого-то не устраивает жизнь по законам, а не по понятиям. Но если мы себя объявили государством, то должны уважать законность. Так что в этом случае моя персона не важна, важно, что произошло посягательство на государство, а это должно жестко пресекаться

– Армения, как и Россия, является дружественной Абхазии страной, но жизненно важная железная дорога, которая соединяет Россию и Армению, блокирована. Каковы перспективы открытия железнодорожного движения через Абхазию?

– По этому поводу было много спекуляций и в Абхазии, и вовне. Сегодня я могу сказать, что ближайших перспектив нет. Нынешнее грузинское руководство не пойдет на открытие сквозного железнодорожного сообщения. Мы об этом знаем.

– Насколько близки проблемы Абхазии и Нагорного Карабаха? Есть ли прямые связи между двумя республиками?

– Существуют очень давние и активные связи между Абхазией и Нагорным Карабахом. Мы знаем, чем живет Нагорный Карабах, они знают, чем мы живем.

Я вспоминаю 2005 год – мы, абхазская делегация, возвращались из Степанакерта, делились в дороге мнениями об уровне управления в Нагорном Карабахе, о том, как работает государственный аппарат, каково экономическое развитие, состояние вооруженных сил, работа органов правопорядка. Мои коллеги этому всегда давали очень высокие оценки. Это говорит о том, что у Нагорного Карабаха есть серьезные перспективы, как у страны, которая добилась многого в построении государственных институтов.

– Но Нагорный Карабах сегодня не признан ни одной страной, в том числе ни Арменией, ни Россией. Пожалуй, там политические перспективы еще сложнее, чем в Абхазии?

– У нас нет легкого пути. Граждане Нагорного Карабаха знают, что свобода достигается тяжелой борьбой, тяжелым трудом. Непризнание не означает несвободу Нагорного Карабаха и его граждан. Уверенность в завтрашнем дне, с которой люди живут, меня лично заставляет думать, что все будет хорошо.

– Армяне давно живут в Абхазии, вместе с абхазами они составляют основную часть населения республики. Представлены ли они во власти и какую роль играют в общественной жизни страны?

– Роль армян в жизни страны всегда была значительной и будет только возрастать. Фундамент этих близких отношений заложила сама жизнь в 1992-1993 годах, когда у нас была война. Абхазские армяне сражались за Абхазию, как за родную страну. Многие армянские семьи пострадали, лишились крова. Погибло, к сожалению, много ребят, которых я лично знал, много героев Абхазии и просто хороших парней, которые отстояли вместе с абхазами независимость страны. Их имена вписаны в историю. Этой памятью мы вместе будем дорожить.

Понятно, что война внесла серьезные коррективы в нашу общую жизнь. Армянам, как и всем остальным, приходилось после войны очень тяжело. То население, которое оказалось под временной юрисдикцией войск Грузии, подверглось жесточайшим испытаниям.

Сегодня армяне представлены в органах власти, в парламенте, их роль в нашей жизни значительна. Армянские села живут так же, как абхазские. То же самое и в городе. При всех трудностях у нас не закрылась ни одна армянская школа, сохраняется их педагогический коллектив. Мы этому придаем важное значение – именно школа удерживает людей на месте. Если закрыть школу, опустеет и село.

Если армянские общественные организации в России и в Армении меня услышат, я хотел бы обратиться к ним: «Меньше слов, больше поддержки армянской общине Абхазии». С 2005 года, я могу отвечать за эти слова, дела я не вижу, одни разговоры. Разовые наезды на празднества, юбилеи, привезут сувениры и подарки, и на этом все. Это очень плохо. Надо приезжать не только на праздники, надо говорить добрые слова не только за столом, но и в будни, постоянно и везде.

Вот такой поддержки армянская диаспора в Абхазии сегодня не чувствует. Я хочу дружеский упрек адресовать Союзу Армян России и нашим друзьям в Армении. У нас 170 школ в Абхазии, и каждая нуждается в серьезной поддержке. Армянских школ – 32, и им необходимо уделять больше внимания, им нужны учебники, методические пособия, материальная поддержка, компьютерные классы, ремонт.

– Как руководство Абхазии относится к связям армянской общины с Республикой Армения? И как развиваются абхазо-армянские отношения?

– Я за развитие этих отношений. Нет никаких барьеров. Контакты армянской общины Абхазии с этнической родиной – это само собой разумеющееся, они не должны прерываться. Контакты нашей республики с Арменией – мы за подобные связи. Надеюсь, что это взаимно.

– Каково экономическое положение Абхазии? В последнее время сюда активно внедряется турецкий бизнес. Как на это реагирует Россия?

– Это несколько искаженные представления – самые крепкие связи у Абхазии с Российской Федерацией, основная помощь идет из России. С Турцией, к нашему сожалению, учитывая, что там проживает многочисленная абхазская диаспора, у нас очень слабые отношения. Они немного оживились совсем недавно. Раньше мы покупали в Турции только бензин, некоторые товары народного потребления. Сейчас сюда идут строительные материалы, но эта торговля не носит масштабного характера. В России к этим связям относятся с пониманием. Мы приветствуем всех, кто хочет сюда инвестировать.

– За счет чего пополняется бюджет республики?

– К сожалению, большого производства у нас нет, бюджет пополняется усилиями фискальных органов. В основном налоговики нам зарабатывают – в среднем полтора миллиарда, таможня приносит миллионов 500-600. Мы понимаем, что надо создавать производство, но нужны серьезные инвестиционные проекты, особенно в селе. Абхазия практически лишилась собственной сельскохозяйственной продукции. Как бы мы ни хвалили свои курорты и свое курортное прошлое, Абхазия всегда была аграрной страной, а курорты считались лишь неплохим приложением к развитым сельскому хозяйству и промышленности. Все это мы должны вернуть – неправильно туристов и курортников кормить привозными помидорами и фруктами.

Наши граждане нуждаются в социальной, медицинской поддержке. В республике высокий уровень заболеваний сердечно-сосудистой системы, онкологических заболеваний, а лечение дорогое. Не всех мы можем лечить в Абхазии. Бывают дни, когда я подписываю распоряжения о выделении средств на оплату лечения за границей. Немногие могут себе позволить дорогостоящую высокотехнологичную операцию в Москве, и без помощи государства тут не обойтись.

Есть у нас в городе жилой массив, который называется «Новый район». Он был на линии фронта. Там до сих пор стоят дома, стены которых пробиты снарядами. Мы не успеваем ремонтировать крыши высоток, которые пострадали и от времени, и от войны. Сухумский городской бюджет в размере шестисот миллионов рублей не может с этими проблемами справиться. Миллионов семьсот стоит только ремонт лифтов, крыш и т.д. Надо чинить дороги, надо поддерживать подачу электроэнергии, поддерживать чистоту в городе, ведь у нас курортная зона. На все денег не хватает.

– Что же мешает инвестициям в Абхазию?

– Деньги любят тишину. Если мы сумеем обеспечить законодательную поддержку и гарантии деятельности инвесторам, государственную поддержку, безопасность, они сюда придут. Над этими проблемами мы работаем.

– У Вас, как и у любого крупного руководителя, времени наверняка в обрез. Есть ли у Вас хобби? Чем Вы занимаетесь, помимо работы?

– Единственный день, когда я позволяю себе не заниматься работой, но не выключаю телефон, естественно, – это воскресенье. День, когда ко мне приходят друзья, племянники пообщаться, когда я могу покормить своих собак, поговорить с ними. Воскресенье я провожу в кругу семьи и принимаю гостей. Могу сказать и выслушать кавказский тост, позволяю себе выпить с гостями не один бокал хорошего вина.

– Где живут Ваши сыновья? Какой путь они избрали? Пошли ли по стопам отца? Занимаются общественно-политической деятельностью или предпочитают бизнес?

– Младший Инал – студент первого курса, учится в МГИМО, старший Александр окончил Московскую юридическую академию, продолжает учебу в аспирантуре, занимается наукой. Бизнесом и политикой не занимаются.

– Какое качество в человеке для Вас превыше всего? И что Вы отвергаете?

– Важнее всего доброта. Отвергаю то, от чего человек не может избавиться тысячелетиями: зависть, злобу, предательство.

– Есть ли у Вас мечта?

– Я предпочитаю, чтобы мечты руководителя воплощались в практические дела. Мне бы хотелось, чтобы дети, которые родились вчера, родятся завтра, жили в благополучной, процветающей стране. Чтобы они не знали, что такое война, чтобы были грамотными, прожили достойную жизнь, ценили стариков – и тогда в обществе и в стране все будет отлично.

Я часто об этом думаю. Жизнь одна, и хочется успеть сделать что-то хорошее для наших стариков. Люди прожили немалую жизнь, работали на нашу общую большую страну – Советский Союз, заслужили хорошую старость, пенсию. Наша абхазская пенсия – 500 рублей. Пенсионеры, имеющие российское гражданство, получают российскую пенсию. Осилить эти выплаты самостоятельно наш бюджет сегодня не может. Суммарно в республику поступает ежемесячно более 150 миллионов рублей. Я с содроганием думаю: если бы не было этой помощи, чем мы могли бы помочь нашим старикам?

– Желаю Вам от имени всех армян России, чтобы Республика Абхазия очень быстро встала на ноги и обрела тот потенциал, о котором мечтает ее президент.

– Спасибо. Я тоже хочу передать наилучшие пожелания любимой Армении. У меня там всегда было много старых друзей, много друзей среди армян в Абхазии и в Москве немало добрых единомышленников.

Беседу вел Григорий Анисонян


Источник

Хотите стать сильнее?

В знании сила: