Любая исповедь за ваши деньги

Ирина ДОРОХОВА 14 июня 2012

Любая исповедь за ваши деньги

Любая исповедь за ваши деньги

Тест на полиграфе (детекторе лжи) – это возможность отследить темное прошлое у кандидата на работу, отследить уровень лояльности и недовольства сотрудников. На транспарентности «душ человеческих» зарабатывает глава «Агентства системных исследований безопасности» Борис Пет-ров. Но пока ни коммерческие, ни госструктуры не хотят вводить процедуру в профилактическом режиме, а к специалистам-полиграфологам приходят только после ЧП. Как можно восстановить доверие в среди сотрудников и в семье с помощью техники и заработать на этом, выяснял «Къ».


«Приходит ко мне здоровый мужик, приводит свою маленькую, тихую жену и требует, чтобы я ее проверил. И все говорит: «Давай я тебе еще денег дам, чтобы результат правильный был». А какой правильный? Машина не ошибается... Проверил я его жену на детекторе, она ему не изменяла. Когда муж узнал, рассердился, стал требовать перепроверки. А я потом жену спросил: «Он раньше пил много? Закодировался?» Так и вышло. Ко мне много таких приходит, которые пустоту от алкоголя заменяют ревностью. Моя задача здесь – защитить невиновного», – рассказал эксперт-полиграфолог, глава «Агентства системных исследований безопасности» Борис Петров.

Исследования в сфере личных отношений – одно из направлений его бизнеса. Причем если раньше оно составляла не больше 20% от общего количества заказов, то в последний месяц их доля выросла до 50%. «Наверное, люди хотят быть уверенными в самых близких своих людях. Если уж и им не доверять, то кому тогда», – философствует г-н Петров. Но признается, что не любит «личные» исследования – здесь приходится быть не столько полиграфологом, сколько психологом. Не интерпретировать результаты, а указать путь решения семейных проблем.

Куда проще даются эксперту заказы на расследование инцидентов в бизнес-среде. Собственно, с них и началось становление «Агентства». В 1990-х годах заместитель Бориса Петрова, занимавшегося поставками продуктов в Суворовское и хореографическое училища, получил практически неограниченный доступ к деньгам и воспользовался им в своих корыстных целях. Кража обнаружилась. В это же время в прессе бурно обсуждались подобные дела, негативным опытом общения с сотрудниками делились и клиенты Бориса Петрова, у которого, кроме фирмы по снабжению, было рекрутинговое агентство.
Идея справедливости и поиск объективных критериев истины вывела Бориса Петрова к практике использования полиграфа. Благо, в России в середине 1990-х как раз разрешили использование аппаратов частными структурами. Он поехал в Москву и стал первым и на тот момент единственным казахстанцем на курсе обучения работе на полиграфе. Преподавали ему отцы-основатели советской еще полиграфологии Сошников и Молчанов.

Пройдя курс и вернувшись домой, г-н Петров стал обращаться в госструктуры, но везде получал ответ: «У на все хорошо, мы по анкетам видим, что кандидаты на работу нам не врут». Ходил по ведомствам он примерно год. Доходов от полиграфа не было, зарабатывал на жизнь
почтовым сервисом. «Мне потом друзья сказали: твой полиграф чиновники никогда не возьмут, им самим страшно – а вдруг и их проверят», – смеется бизнесмен. Он начал искать клиентов в частном бизнесе. И выяснилось, что здесь его услуги востребованы. «Собственник всегда больше заинтересован в сохранении своих денег, чем госслужащий – государственных», – объяснил эксперт. В настоящее время к нему приходит один-два заказчика в неделю, объем в среднем – проверка 1–5 сотрудников, но иногда бывают крупные заказы – до 20 человек. Цена вопроса – 25–35 тыс. тенге на тестирование одного человека. При полной загрузке производственных мощностей одного полиграфа (2 человека в день) обороты компании могут достигать 13–18 млн тенге в год. Но пока на эти показатели компания не вышла. «Деньги небольшие из-за нестабильности заказов», – посетовал г-н Петров.

В большинстве случаев речь идет о расследовании инцидентов, например, пропажи денег. Инициатор, как правило, – работодатель, но иногда приходят и заподозренные сотрудники. «Однажды ко мне пришли охранник-водитель и телохранитель, которых подозревали в краже полумиллиона тенге из машины главы компании. Все – действующие офицеры МВД (в системе «Кузет»). Я их проверил, выяснилось, что ни один не причастен к случившемуся. А вот помощник руководителя, который тоже изъявил желание пройти проверку, попался. Почему пришел? Видимо, надеялся проскочить», – припомнил эксперт.
Да, бывают и неопределенные результаты. По данным американской статистики, они составляют около 5% всех проверок. «Чем опытнее специалист, тем точнее интерпретация результатов. Именно на опыт должен ориентироваться клиент при выборе эксперта-полиграфолога», – считает Борис Петров.

Всего на казахстанском рынке работает около 60 специалистов, умеющих обращаться с полиграфом. Строго говоря, рынок не занят, несмотря на широкий потенциал: несколько раз казахстанские власти пытались провести скрининг (профилактическую проверку «каждого первого». – «Къ») правоохранительных органов, но отказались от этой идеи. Если бы они все же решили подготовить квалифицированных специалистов и закупить оборудование, потребовалось бы, по приблизительным оценкам, порядка $1 млн

Без госзаказа на скрининг рынок спит: коммерческие структуры тоже не торопятся тратиться на профилактические процедуры (20–25 тыс. тенге на 1 человека) и приходят, только если случается ЧП. Причем иногда – по несколько раз из одной и той же компании. «Иногда мне директора напоминают страусов: они прячутся от проблемы, не хотят ставить ее перед собой. Скрининг – это своего рода сдерживающий фактор для обычных людей, которых что-то должно удерживать от искушения», – отметил г-н Петров.

Свои слова он подкрепляет американской статистикой (у нас подобные исследования не проводятся). Так, 10% людей живут по собственным моральным законам, и никакой внешний императив не удержит их от правонарушения. 10%, напротив, руководствуются исключительно правилами и предписаниями. А оставшиеся 70–80% – это люди, которые, имея возможность незаконно, но безнаказанно взять деньги, обязательно их возьмут. Но если будут знать о возможном наказании – на преступления не пойдут. Именно на последнюю категорию и должен действовать полиграф.

Не получает пока распространение и новое направление бизнеса – курсы собственной безопасности, которое начал разрабатывать Борис Петров. Смысл таких курсов – в правильном поведении, в том числе работодателей и сотрудников, которое защищает их от возникновения случаев мошенничества, а следовательно, и необходимости последующего обращения к специалисту-полиграфологу. По его словам, сейчас мало кто осознает, что общим принципам и частным случаям безопасности нужно учиться. «Если только с детей начинать, тогда родители, может быть, осознают, что наш мир далеко не такой уютный и безопасный, как принято думать», – философствует бизнесмен.

Но пока он и сам опасается работать с детьми, так как больше знаком со взрослой аудиторией.


Источник

Хотите стать сильнее?

В знании сила: